Category:

о Шингарёве и "вымирающей" деревне.

Члены временного правительства на революционном плакате.
Члены временного правительства на революционном плакате.

Начиная рассуждения о докторе Шингарёве и его «вымирающей деревне», сразу надо оговориться: Не текли никогда в России молочные реки меж кисельных берегов.

Я не могу с точностью утверждать цитировал-ли Шингарёвскую брошюру ленин, но третий раз за полгода столкнулся со случая цитирования его произведения в интернете последователями ленинских идей.

Шингарёв:«... (28 ноября[11 декабря] 1917 года) арестован большевиками по постановлению Петроградского ВРК как один из лидеров «партии врагов народа» и заключён в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. 6(19) января 1918 года по состоянию здоровья вместе с Ф. Ф. Кокошкиным был переведён в Мариинскую тюремную больницу, где в ночь на 7(20) января они были убиты караулом, солдаты которого днём накануне убийства просили у родственников деньги на покрытие своих «издержек» и получили их. Убийцы не понесли наказания. Трагическая гибель Шингарёва и Кокошкина получила широкий общественный резонанс. В похоронах на кладбище Александро-Невской лавры участвовало несколько тысяч человек. ...»

Википедия приводит воспоминания Шингарёёвой Александры (сестра автра упомянутой книжки): «...А в половине первого пришли «они» и убили его. Пришли под предводительством солдата Басова, который брал у меня деньги, сказал, что идёт сменить караул. Солдат Басов потребовал у сиделки лампу. Часть матросов осталась на лестнице, а другие пошли в комнату Андрея Ивановича и там, когда Басов светил, его убили тремя выстрелами в лицо, грудь и живот. Затем пошли комнату Кокошкина, убили того и сейчас же ушли. Внизу швейцару сказали, что сменили караул и ушли. Растерявшиеся сиделки от страха не знали, что делать. Проснувшиеся больные подняли тревогу. Кто-то побежал вниз, сказал швейцару. Пришёл дежурный врач. Кокошкин был мёртв. Андрей Иванович ещё жил, был в сознании. Через полчаса он умер, уже без сознания. Ночью все телефоны в больнице не действовали и известить никого о происшедшем из больницы не могли. Только утром, около 9 часов дали знать на квартиру Паниной...»

Судьба его печальна и поучительна. Перед вышеописанными событиями состоял министром земледелия при временном правительстве. Куда попал, благодаря февральскому периоду русской революции и своему обличительному опусу про «вымирающую деревню». Участник революции 1905г. Сотрудник и постоянный автор региональных журналов и газет (Редактировал кадетскую газету «Воронежское слово» (1905 — 1907), публиковался в центральной кадетской газете «Речь» и либеральном издании «Русские ведомости», «Русская мысль». 

В 1895 — 1897 годах — вольнопрактикующий врач. С 1898 года — земский врач, заведующий земским межуездным врачебным участком в Воронежской губернии. Заведующий санитарным отделением Воронежской губернской земской управы (1903 — 1906). Родился в 1869 году. В приличной семье. Теперь о его книжке. Для желающих ознакомиться частично или полностью в интернете нет никаких препятствий. Год издания 1901. т.е за 17 лет до трагических, для России, событий 1917г. 17 лет не большой срок с точки зрения истории,но расходы на охранения народного здравия, состояния которого Государь признавал плачевным, выросли с 40 копеек, до почти рубля, ну душу населения, за указанный период.

Вернёмся к книжке (хочется сказать, «опусу»).

Автор пеняет царсрому режыму, что дескать, объём воздуха в избе, в 4-х из 145 за 10 ет обследованных 12,7 куб.аршин, т.е 4,56 м3. Не велик объём- не поспоришь.

отвлечёмся: выкопировка плана этажа, общежития, пятиэтажного 

панельного, ~1960г постройки. В блоке две комнаты. Большая: 3,5х5,4м, при высоте потолка 2,2м = 112, 7 куб.аршин. Маленькая: 2,4х3х2,2м=42,8 куб.аршин.

 В 80-е годы, нашего, прошлого уже, т.е 20-го, столетия,принято было селить в большой по четверо, в маленькой по двое (старшекурсников, обычно в маленькую). Это сейчас, при капитализме, в комнату менее 10 метров, более одного-селить не положено))) хотя, селят, иногда. По сравнению с крестьянами 1899, советские студенты жили, относительно свободно, еси не брать во внимание, прошедшие 80 лет. А ещё случалось, что в маленькой, с «попущения» коменданта, селилась юная семья, и у них случался ребёнок, один из тех, кто ныне зарабатывает нам пенсию. Тогда у них выходило по 14 куб. аршин на человека, сравните с Шингарёвской таблицей. А там, ведь, не только студенты, там ведь, и сотрудники жили.

10 лет изучая быт двух деревень, Шингарёв не удосужился заметить, что в условиях малоземелья, сёла те, живут как отхожим, так и питомническим (писали про то, как некто Святловский, Владимир Владимирович :

так и Каченовский)

 промыслом. И следить за соблюдением гигиенических норм, при «определении» детей на воспитание, его, как заведующего санитарным отделением Воронежской губернской земской управы, прямая обязанность.

Перейдём к нашим современникам. В 2001г. А.Павлов опубликовал заметку «ошибка доктора Шингарёва», которую полностью, с комментариями, процитировал профессор Давыдов в книге «Пореформенная модернизация России (`Голодный экспорт` в истории Российской Империи)», в сети доступна, очень рекомендую.

«...нельзя обойти вниманием заметку А.Павлова «Ошибка доктора Шингарева» с подзаголовком «Деревня, которой он предрек гибель сто лет назад, умирает только сейчас», опубликованную хотя и в неакадемическом, но, тем не менее, уважаемом издании – «Общей газете» (ныне, увы, прекратившем свое существование).

Она заслуживает того, чтобы привести ее полностью: «В 1901 г. земский врач Шингарев выпустил брошюру «Вымирающая деревня», которая потрясла либеральную Россию. С цифрами и фактами в руках он предсказал скорый конец воронежской деревеньке НовоЖивотинное. Земский врач стал знаменитостью – молодой вождь мирового пролетариата Владимир Ленин не раз цитировал выкладки из его брошюры. А деревенька, видевшая войны и революции, несмотря на предсказание, пока еще жива. В 30-е годы в Ново-Животинное приехал писатель-коммунист Поль Вайян Кутюрье, чтобы лично убедиться, как хорошо живут советские крестьяне в некогда вымирающей деревне. Деревеньке не дала пропасть советская власть – таков был его вывод. И этот нехитрый постулат с тех пор эксплуатируется в школьных учебниках истории.

Однако в советские и постсоветские времена сгинули тысячи деревень, городов и поселков. Почему же уцелело Ново-Животинное?

Объяснить феномен его живучести помогла сотрудница здешнего музея Елена Виноградова. У нее чудом сохранились расчеты Шингарева. И по ним выходит, что деревня просто не могла сгинуть в суровые времена самодержавия. Ну, например, за те 10 лет, что земский врач вел наблюдения над деревенькой, в ней умерло 304 человека, а родилось 322. То есть 18 душ россиян оказались в положительном осадке. Шингарев говорит о скудной пище, которая должна повлечь биологическую смерть крестьян, а мы с Еленой Виноградовой посчитали, что в день на душу населения крестьяне съедали 724,8 грамма хлеба, была в рационе картошка – 245 граммов, семья могла позволить себе яйца, мясо, молоко, а уж пшена в сутки приходилось … 4 кг на брата. В наших подсчетах участвовали работницы сельсовета. В столе у местного счетовода случайно остались «перестроечные фантики» – талоны на питание, так вот по тем талонам населению причиталось пшена … 1 кг на едока, мяса – менее килограмма. В месяц, конечно. Это значительно меньше того, что могли себе позволить «вымирающие» животиновцы.

Любопытно, как оценил бы эти новые цифры кадет и впоследствии министр Временного правительства, сделавший карьеру на обличении самодержавия господин Шингарев? Кстати, в Ново-Животинове в последние три года родилось 22 человека, умерло –45.    Вот где она – вымирающая деревня!… Очевидно, общество оказалось не готовым к переменам, которые столь поспешно стало декларировать и бездарно внедрять. И главный наш бич не столько социальные беды, сколько демагогия, липовые отчеты и постулаты, сочиняемые в карьерных целях, – как в веке минувшем, так и в столетии нынешнем. На них делаются имена и судьбы, а люди, ради которых все это замышляется, живут сами по себе по принципу: не до жиру, быть бы живу». Эта заметка вполне может быть своего рода развернутым эпиграфом ко всей народнической (и не только) литературе по данному комплексу проблем.

Изображать народные страдания – было верным способом если и не сделать себе имя, как это произошло с Шингаревым, то приобрести хотя бы какую-нибудь известность среди «народолюбивой интеллигенции». Многие ученые заигрывали с общественным мнением. Специалист, пытавшийся взглянуть на жизнь деревни объективно, рисковал, как минимум, репутацией и аудиторией. А.С. Ермолов в написанной по горячим – в прямом и переносном смысле – следам аграрной революции 1905-1906 г. книге «Наш земельный вопрос» говорит, например, что в «вопросе о крестьянском малоземелье… многие видят теперь главную причину крестьянской бедности, корень претерпеваемых крестьянами, а следовательно, и всей страною бед.

Большинство писавших по этому вопросу, в особенности в последнее время, в последние, можно сказать, дни, выдает это за факт непреложный, всякое сомнение в котором не допускается, и грозит жестокой травлей или бойкотом тому, кто решится его высказать....»


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded