blog_10101 (blog_10101) wrote,
blog_10101
blog_10101

Categories:

Про интернационалистов. Опять.

Начало: раз, два, три
Сначала выложу ссылку на сайт Юрия Григорьевича Веремеева. Очень много статей по военной истории. Познавательно.Там есть статья " Как сражалась революция. "Другая" интервенция в Сибири".



Как сражалась революция."Другая" интервенция в Сибири.

Ладыгин И.В.
Начиная со времен горбачевской "

перестройки", вышло много статей и книг, доказывающих, что тезис советской истории о "вооруженной интервенции 14 держав против молодой Советской республики" несостоятелен.Действительно, ни о каком массовом участии воинских частей иностранных государств в боях на фронтах Гражданской войны в составе антибольшевистских частей говорить не приходится. Более того, если сложить всех "интервентов", присутствовавших в России в
период Гражданской войны на территориях, занятых антибольшевистскими правительствами, их численность (202 тыс. чел. по данным энциклопедии Гражданской войны) окажется вполне сопоставимой с численностью частей Красной Гвардии и Красной Армии, составленных из лиц - поданных иностранных государств (250-300 тыс. человек по данным Большой Советской энциклопедии).

Примечание Веремеева Ю.Г. Заметим, что иностранные военные контингенты,присутствовавшие в России на стороне Белого Движения, оставались под своим военным командованием, решали задачи поставленные правительствами своих стран (часто не совпадающие между собой и противоречащие друг другу), единого координирующего и управляющего центра не имели, командованию Белых Армий не подчинялись. Проще говоря, действовали разрозненно, несогласованно поскольку интересы государств, посылавших свои части в Россию, были довольно таки различны. К тому же, ни одна из из стран Антанты или их противников  не была заинтересована в существовании мощной России любого политического режима. А вот формирования "интернационалистов" практически всегда так или иначе входили в состав Красной Армии, подчинялись ее командованию и воевали в рамках планов, разрабатываемых Реввоенсоветом республики. Я полагаю, что  большевистское правительство  можно вполне справедливо и в равной степени с их политическими противниками считать виновным в  развязывания настоящей вооруженной интервенции и втягивании в сугубо внутреннюю междоусобную войну многочисленных диаспор иностранных граждан на территории бывшей Российской Империи, и, в частности, в Сибири. И попытаюсь это доказать ниже.Долгие годы в нашей исторической литературе, да и в настоящее время, иностранцы, принимавшие участие в Гражданской войне на стороне большевиков,  назывались "интернационалистами". О них  и пойдет речь в данной статье. Вначале рассмотрим где содержались военнопленные в Сибири, количество, национальный и социальный состав.В ходе Первой Мировой войны на территории Восточной Сибири Главное Управление Генерального штаба размещало, в основном,германцев, австрийцев, венгров и турок. Также были и лица из числа славянских национальностей,в основном, поданных Австро-Венгрии.По социальному происхождению большую част пленных (до 60 %)  составляли крестьяне.По данным российского Генерального штаба, на 1сентября 1917 г. на территории Омского, Иркутскогои Приамурского военных округов было размещено 257 695 военнопленных (по другим данным - 335 000 чел.).Сюда нужно добавить значительную часть военнопленных Казанского военного округа,находившуюся на территории Вятской, Пермской,Уфимской, Оренбургской губерний и Уральской области.В Омском военном округе было расположено 28 лагерей военнопленных, Иркутском-30, Казанском-З6.В Красноярске находилось 13 000 чел., Иркутске - 8 800 чел., Омске - 14 000 чел., Тобольске - 5 000 чел., Тюмени - 5000 чел., Ново-Николаевске - 12 000, Барнауле - 2 500, Усть-Каменогорске - 1 000, Томске - 5 200, Бийске - 3 000.В начале войны российское правительство не предполагало использовать труд военнопленных.Однако через некоторое время, когда стало понятно, что в тылу уже ощущается нехватка трудоспособных мужчин, а содержание пленных оказывается довольно большим бременем для казны,  российское правительство решило привлечь военнопленных к работам. Уже 10 октября 1914 г. появились Правила "О допущении военнопленных на работы по постройке железных дорог частными обществами", 28 февраля 1915 г. были утверждены Правила "Об отпуске военнопленных на сельскохозяйственные работы", а 17 марта 1915 г. - "Об отпуске военнопленных для работ в частных промышленных предприятиях". К осени 1915 года на Омском участке Транссиба - от Челябинска до Ново-Николаевска работали около 7 тысяч военнопленных. Их охрана была номинальной, а сами пленные фактически перешли на положение обычных ремонтных рабочих. В итоге, пленные солдаты свободно разъезжали в поездах и без конвоя, и без билетов.Командующий Омским округом генерал от кавалерии Н.А. Сухомлинов после инспекторской поездки по Транссибирской магистрали в приказе войскам округа от 15 сентября 1915 года отмечал:"… по линии дороги видел много пленных,которые в одиночку и группами бродят без всякого досмотра...".Военнопленные из числа немцев, славян,австрийцев, венгров, итальянцев работали в сельской местности, трудились и в городах -врачами, сапожниками, портными, шорниками,мусорщиками, дворниками. Из приказа по Томскому лагерю от 8 августа 1915 г. №

26: "При новых казармах исключаются с довольствования в своих ротах с 8 августа
военнопленные из числа 300 человек, отправленные на сельскохозяйственные работы в распоряжение
заведующего Алтайским подрайоном".

А в г. Ново-Николаевске военнопленные работали на частных предприятиях не только в качестве валифицированных мастеров и подсобных рабочих, но даже бухгалтерами.

В итоге тысячи военнопленных получили

относительную свободу и вольно или невольно  стали
участниками общественной и экономической жизни
Сибири.

Это был первый шаг по втягиванию военнопленных во внутреннюю жизнь страны. При этом в рядах военнопленных уже зрели конфликты на межнациональной почве - германцы, австрийцы и мадьяры негативно относились к пленным из числа славян. Австро-Венгрия была многонациональным и многоконфессиональным государством, и внутренние противоречия своего государства пленные привнесли и в атмосферу сибирских лагерей. В своем письме от 28 ноября 1915 г., за № 1500, к городскому главе Красноярска губернатор Енисейской губернии обращал его внимание на необходимость ограждения военнопленных славянских национальностей, дружественно относящихся к России, от нападок со стороны пленных немцев, австрийцев и мадьяр, для чего предлагалось отделять пленных славян от германцев не только при нахождении их в лагере, но и при отправке на работы. Наблюдать за выполнением данного распоряжения надлежало полиции.Среди военнопленных славян постоянно шла агитация за вербовку в Чехо-Словацкий легион и сербские части в составе Русской Армии. Многие из чехов, словаков и югославян поступили в эти подразделения, что усилило неприязнь немцев и венгров к своим собратьям по несчастью славянского происхождения.Эти обстоятельства  послужили и основой разделения позиций разных групп военнопленных в ходе Гражданской войны в России, а во многом и предопределили их роль в будущей русской

междоусобице.В ходе войны левые партии (эсеры, большевики, меньшевики и др.) усиленно вели революционную
агитацию не только в тылу, но и непосредственно на фронте."Зеленый свет" к разложению Русской Армии дал Февральский государственный переворот 1917 г. Разложение российских вооруженных сил пошло полным ходом.

Однако объектом внимания революционеров были не только военнослужащие армии Российской республики, но и военнопленные, содержавшиеся в лагерях на территории России. Социалистические идеи в начале XX века будоражили умы не только российской интеллигенции, но  были вообще  популярны и в странах Европы. Так что члены российских левых партий нашли благодатную почву для агитации и в лагерях военнопленных.Особо следует отметить, что во время Первой Мировой войны в качестве ссыльных в Сибири находились многие видные деятели российского революционного движения из числа эсеров, меньшевиков и большевиков, которые и здесь не прекращали своей разрушительной деятельности.Объектом их внимания были как тыловые гарнизоны и запасные батальоны Русской Императорской армии, так  и военнопленные.Так, кандидат в члены ЦК и секретарь Русского бюро ЦК РСДРП (б) Е. Д. Стасова, находившаяся в годы войны в ссылке в г. Ачинске, вспоминала:      

"Вела я там и партийную работу, так как в
Ачинске было много военнопленных и солдат, среди
которых, мы, большевики, распространяли
листовки".
Немецкий революционер Франц Петрцик позднее написал в своих воспоминаниях:     
"С ссыльными у нас были теплые, дружеские отношения. С одним из этих товарищей я особенно близко сошелся. Он разъяснил мне разницу между взглядами эсеров, меньшевиков и большевиков...". идеологическая обработка и агитация, доходившая и  до прямого обмана - была выбрана революционными партиями, и в первую очередь,
большевиками, как самое верное оружие в начале их политической борьбы за власть. В ходе этой борьбы им были нужны активные сторонники, способные с  оружием в руках постоять за идеалы революции.Другой важный источник распространения идей мировой революции составили деятели левого крыла социал-демократических партий
Австро-Венгрии и Германии, попавшие в Сибирь в качестве военнопленных. В числе их находились член Трансильванского комитета Венгерской социал-демократической партии Бела Кун, сотрудник редакции центрального органа той же партии газеты "Непсава" ("Голос народа") Тибор Самуэли, заместитель председателя
венгерского профсоюза часовщиков и ювелиров Иозеф Рабинович, видные функционеры Социал-демократической партии Австрии Макс Юнг, Стефан Зингер, Иосиф Грюн, активные члены германской социал-демократии Гуго Кольгоф и Эрих Штер (окончивший до войны берлинскую партийную школу, где преподавали Роза Люксембург и Франц Меринг) и многие другие, например, трудившийся на железной дороге под Кунгуром член Социал-демократической партии Хорватии Иосип Броз по прозвищу "Тито". Уже в 1915-1916 г.г. в лагерях военнопленных Сибири и на Урале возникли первые революционные кружки, которые вели социал-демократическую пропаганду,
устанавливали связи с российскими революционными партиями. В конце 1915 г. образовалась группа революционно настроенных пленных на Орской железной дороге во главе с венгерским социал-демократом Я. Ивани, сербом Ф. Юричеком.Одной из первых революционных организаций военнопленных в России явился кружок, созданный в 1916 г. в томском лагере венграми Ференцем Мюннихом, Бела Ярошем, Кароем Рейнером, австрийцем Максом Юнгом. В декабре 1916 г. революционная группа возникла в лагере военнопленных близ Читы. Ее руководителями стали бывший электромеханик судостроительного завода в Будапеште социал-демократ Ференц Штейнгард и его соотечественник Арманд Мюллер.Вскоре после Февральского переворота образовались революционные организации военнопленных в Красноярске во главе с немецким социал-демократом Гуго Кольгофом и венгром Ференцем Патаки, в Иркутске под руководством венгерского рабочего Фридьеша Омасты и немца Альбера Иоганна Штиллера, в Сретенске это движение возглавили венгры Деже Фрид и Лайош Эмбер.Многие военнопленные стали членами партии большевиков. Например, большевистские ячейки образовались в лагерях Анжерки, Судженки, Барнаула, Омска, Томска, Ново-Николаевска, Красноярска и других местах. Социалисты из числа военнопленных вели пропаганду среди своих братьев по оружию, что усилило противоречия между ними.Нельзя сказать, что социалисты стали основной движущей силой в лагерях военнопленных, однако недооценивать их влияние на настроение нижних чинов нельзя. О том, насколько свободно содержались  военнопленные в городах Сибири, свидетельствует тот факт, что пленные из Томского концентрационного лагеря во главе с Бела Куном приняли участие в городской первомайской демонстрации 1917 г., за полгода до большевистского переворота.Наиболее активизировались различного рода революционные агитаторы после Октября. .........." Далее по ссылке (статья большая).


intervent-01.jpg (52386 bytes)В Ново-Николаевске
Интернациональный батальон им. Карла Маркса
также участвовал в разгоне антибольшевистских
выступлений весной 1918 г.


На снимке: Пулеметная команда
Интернационального батальона им. Карла Маркса
(из фондов Новосибирского областного
краеведческого музея).




Теперь Книжки (кого там только не было):

Интернац — копия.jpg




Манусевич. Польские интернационалисты...
Он-же Интернационалисты.
Мюллер (не Генрих) В пламени революции
Коронен Финские интернационалисты
Рудольф Гаршин "Красные Гусары"
Захаров  солдатские советы в сербском добровольческом корпусе.
М.Т. Ким Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (1918-1922)

С сайта Ленинизм.SU
Про "красных румын"

И ещё. Из википедии:
"...Ро́ланд Фре́йслер (Фрайслер; нем. Roland Freisler; 30 октября 1893, Целле — 3 февраля 1945, Берлин) — немецкий нацистский государственный деятель, статс-секретарь имперского министерства юстиции Германии (19341942), председатель Народной судебной палаты (1942—1945).
....Родился в семье инженера. Добровольцем участвовал в Первой мировой войне, в октябре 1915 года попал в русский плен. Находясь в плену, вступил в РКП(б)[1][2][3]. Служил продовольственным комиссаром[4] во время Гражданской войны. ..."

длинно получилось. Потом, Бог даст продолжу.


Tags: Россия, интервенция, история, революция
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo blog_10101 june 11, 21:56 5
Buy for 10 tokens
Архиепископ Лука в миру Валенти́н Фе́ликсович Во́йно-Ясене́цкий Епископ Русской православной церкви, с апреля 1946 года - архиепископ Симферопольский и Крымский, российский и советский хирург, учёный, автор трудов по анестезиологии и гнойной хирургии, доктор медицинских наук,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments